История » Великая Отечественная война и Георгий Константинович Жуков » Халкин-Гол

Халкин-Гол
Страница 1

1 июня 1939 года заместитель командующего войсками Белорусского военного округа Жуков проводил в штабе корпуса в Минске разбор очередной полевой командно-штабной игры. Звонок из Москвы прервал Жукова на полуслове - немедленно прибыть к наркому обороны!

К.Е Ворошилов встретил Жукова посреди кабинета, сообщил ему о вторжении Японии на территорию Монголии и предложил принять на себя командование войсками.

Жуков не знал, что накануне у Ворошилова состоялось совещание. Начальник Генштаба Б.М. Шапошников доложил обстановку на Халкин-Голе. Ворошилов заметил, что для руководства боевыми действиями там больше бы подошел хороший кавалерийский начальник. Тут же всплыла кандидатура Жукова. Ворошилов принял авторитетное предложение Генерального штаба. 2 июня самолет Жукова поднялся с Центрального аэродрома Москвы.5 июня Г.К. Жуков прибыл в штаб советского 57-го отдельного корпуса, находившегося в Монголии. Несколько дней машина комдива колесила по степи, Жуков лично хотел осмотреть все. Опытным глазом командира он оценивал слабые и сильные стороны немногочисленных советско-монгольских войск, вышедших в район Халкин-Гола. Он отправляет в Москву срочное донесение: немедленно усилить советскую авиацию, направить в Монголию не менее трех стрелковых дивизий и танковую бригаду. Цель: готовить контрудар. Предложения Жукова были приняты.

Жуков торопил крепить оборону у Халкин-Гола, особенно на плацдарме за рекой, быстрее подтягивать резервы из Советского Союза.

В соревновании со временем японские железные дороги, работавшие на коротком «плече», опережал советскую 650- километровую грунтовую.

Японцы успели сосредоточить до 40 тысяч войск, 310 орудий, 135 танков и 225 самолетов. Перед рассветом 3-го июля советский полковник проехал к горе Баин-Цаган, что на северном фланге фронта, по Халкин-Голу проверить оборону монгольской кавалерийской дивизии. Внезапно он натолкнулся на японские войска, уже форсирующие реку. С первыми лучами солнца здесь уже был Жуков. Враг собирался провести хрестоматийную операцию: ударом с севера окружить и уничтожить советско-монгольские войска, державшие фронт по Халкин-Голу. Однако японцы не приняли в расчет мгновенной реакции Жукова.

У Георгия Константиновича не было времени раздумывать над силой врага. Он вызвал авиацию - бомбить переправу, сюда же перенацелил часть огня батарей с центрального участка и приказал ввести в бой 11-ю танковую бригаду комбрига М. П. Яковлева. Жуков пошел на беспримерный риск: отдал Яковлеву приказ с ходу атаковать врага, не дожидаясь пехоты. Вызванный мотострелковый полк подошел только к середине дня.

Утром 5 июля враг был наголову разбит, тысячи трупов устилали землю, раздавленные и разбитые орудия, пулеметы, машины. Враг потерял до десяти тысяч человек, почти все танки, большую часть артиллерии, однако квантунская армия не жалела ничего, чтобы сохранить лицо. Днем и ночью к Халкин-Голу подвозились новые войска, из которых развернулась 6-я особая армия генерала Огису. 75 тысяч человек личного состава, 182 танка, более 300 самолетов, 500 орудий, в том числе тяжелые, срочно снятые с фортов в Порт-Артуре и доставленные на Халкин-Гол. 6-я особая армия вцепилась в монгольскую землю - она занимала 74 километра по фронту и 20 километров в глубину. На конец августа штаб генерала Огиси готовил новое наступление.

Промедление с изгнанием агрессора было чревато самыми серьезными последствиями. Поэтому Жуков подготовил план операции по уничтожению противника. Цель ее: истребить 6-ю особую армию, не дав ей уйти за кордон. Причем ни в коем случае не переносить боевые действия за монгольскую границу, чтобы не дать повода Токио прокричать на весь мир о « советской агрессии» с вытекающими отсюда последствиями.

Готовя удар на уничтожение, Жуков усыпил бдительность врага, создав впечатление, что советско-монгольские войска помышляют только об обороне. Строились зимние позиции, бойцам вручались наставления о ведении оборонительных боев, самыми разнообразными средствами все это доводилось до сведения японской разведки. Психологически расчет Жукова был безупречен - это соответствовало представлению самураев о том, что, дескать, русские «взялись за ум» и опасаются новой схватки. Японские войска наглели на глазах, они вновь и вновь затевали частые операции, которые заканчивались очередным их избиением. Продолжались напряженные бои и в воздухе.

Страницы: 1 2

Психологический портрет
Сталин был недоверчив. Бдительность, к которой он всегда призывал народ, в его сознании переродилась во всеобщую подозрительность. Единственная информация, которой он доверял без проверки, - это сведения, порочащие кого-либо. И чем ближе ...

Портрет и имя
“На родине меня называли Жаннеттой, но когда я приехала во Францию, меня стали называть Жанной”, - отвтила Жанна на первом судебном заседании обвинительного процесса, когда её попросили назвать фамилию и имя. При жизни Жанну никогда не н ...

Становление права древней Беларуси и его характеристика
Возникновение государств на территории Беларуси сопровождалось формированием права. Доминирующим правом в древности было обычное, неписанное право, источником которого были обычаи, возникшие из общинных отношений, и санкционированные госу ...