История » Революция и судьба Романовых » Заключение

Заключение

Со дня убийства в Екатеринбурге сменилось несколько поколений. Тем не менее, события той трагической ночи и ее жертвы и сегодня находятся в центре внимания широкой общественности. Неадекватности в поведении императора Александра III и его супруги Марии Федоровны, надломившие характер их старшего сына и пагубно сказавшиеся на его способности управлять страной в трагическом двадцатом веке, давно ушли в прошлое, уступив место любовно написанным картинам счастливой семейной жизни. Твердую решимость императрицы Александры сохранить самодержавие для своего единственного сына вполне можно оправдать ревностным исполнением ею своего родительского долга, вызывающим симпатию и сострадание. Бросающаяся в глаза незрелость и дурное поведение цесаревича – ничтожные пустяки по сравнению с постоянными болями и состраданиями, которые ему довелось пережить. Трагические судьбы четырех великих княжон, их существование, еще более усугублявшееся властным и жестоким характером матери, бесследно растаяли в пороховом дыму выстрелов, оборвавших их жизни в подвале Ипатьевского дома. Отзвуки драматической судьбы семьи последнего российского императора отделили их образ от их земных тел, облачив Романовых в мантии мучеников и преобразив их черты в канонические иконы. После своей смерти свергнутый император и его семья стали «всем для всех», воплощением романтических чувств, нежной любви, ностальгии по славному прошлому, национальной гордости, религиозных чаяний и мифологии. Такова истинная судьба Романовых¹.

9 декабря 1994 г. появились сообщения, что японские специалисты по судебно-медицинской экспертизе, проведя генетический анализ спилов костей черепа, принадлежащего, как официально считается, Николаю II и захороненному вместе с другими екатеринбургскими останками в соборе Петра и Павла в Санкт-Петербурге, однозначно установили, что эти кости не являются останками последнего русского императора. В своих исследованиях японские ученые сравнивали образцы ДНК костных тканей с ДНК, выделенной из следов крови, сохранившейся на платке, которым в 1891 г., во время визита в Японию, Николай, тогда еще наследник-цесаревич, обтер рану на голове после покушения на него самурая-фанатика. С тех пор этот платок со следами пота и крови Николая хранился как реликвия в музее японского города Оцу, где произошло покушение. Таким образом, можно считать доказанным, что екатеринбургские остатки не принадлежат Романовым, а это подтверждает правоту решения Русской православной церкви, не признавшей эти костные фрагменты останками (а после канонизации 2000 г. – мощами) Николая II и членов его семьи. В этом смысле можно говорить о том, что покушение японского фанатика имело провиденциальное значение, так как в результате него ученые получили абсолютно аутентичный образец крови и ДНК царя-мученика.

Московское купечество XVIII-XIX вв.
Еще в годы царствования царя Алексея Михайловича Романова, шведский дипломат Иоганн Филипп Кильбургер, побывав в Москве, писал в своей книге «Краткое известие о русской торговле, каким образом оная производилась чрез всю Руссию в 1674 год ...

Брачные и семейные отношения
Современники древних славян высоко оценивают целомудрие и супружескую верность последних: «Требуя от невест доказательства их девственной непорочности, они считали за святую для себя обязанность быть верными супругам»[23]. В примечаниях к ...

Особенности экономической мысли в 17–30-х годах
Первый этап развития экономической мысли в нашей стране связан с разработками проблем перехода к новому общественному строю. Это был самый драматичный, представленный различными школами и идеями период в развитии отечественной экономическ ...