История » Симон Боливар и его роль в освобождении Латинской Америки » Последствия освобождения Латинской Америки и распад Колумбийской Федерации.

Последствия освобождения Латинской Америки и распад Колумбийской Федерации.
Страница 1

Народы испанских колоний обрели свободу. В частности, Венесуэла, Новая Гранада, Эквадор, Перу и Боливия сбросили испанский гнет и провозгласили независимость. Это стало возможным благодаря всенародному патриотическому движению, которым руководил Боливар. Четыре республики провозгласили его своим президентом.

Свобода досталась жителям Испанской Америки дорогой ценой. В 15-летней войне за независимость погибла почти пятая часть населения колоний. Великая Колумбия при населении в 3 миллиона человек потеряла в этот период 596 тысяч человек. Особенно тяжелые потери понесло население Венесуэлы, которое сократилось с 800 тысяч в начале войны до 659 тысяч человек в 1827 году. В ходе войны были уничтожены огромные материальные ценности: разрушены города и селения, порты и мосты; заброшена разработка рудников и приисков, огромный вред был нанесен сельскому хозяйству.

Республиканские законы, провозглашавшие демократические свободы и обещавшие народу различные облегчения, не выполнялись. Несмотря на это, многие руководители движения за независимость именно в новых законах, в их чрезмерном либерализме, а не в алчности и эгоизме плантаторов и купцов видели корень зла, основную причину всех несчастий.

После освобождения единый патриотический лагерь раскололся на два течения: унитариев и федералистов. Первые были сторонниками сильной централизованной власти, они выражали интересы буржуазии и помещиков, связанных с внешними рынками. Вторые представляли интересы провинциальных землевладельцев – сторонников широкой автономии провинций.

Боливар был решительным сторонником унитариев. Он не только выступал за сильное централизованное правительство в пределах отдельных республик, но и за тесное единение между республиками. Тесное единение, утверждал он, может обеспечить независимость, охранить молодые республики от покушений великих держав, в первую очередь Англии и США, которые после изгнания испанцев стремились обосноваться в Южной Америке.

Между тем многие сподвижники Боливара стали проводниками интересов федералистов. Сантандер, вице-президент Новой Гранады, и Паэс, командующий войсками в Венесуэле и фактически полновластный ее правитель, делали все возможное, чтобы расколоть Великую Колумбию на самостоятельные части. Они оба искали поддержки у крупных помещиков и негоциантов. Боливар с его идеалом единства, с его планами продолжать борьбу с испанцами за освобождение Кубы и Пуэрто-Рико стал для людей типа Сантандера и Паэса главной помехой в достижении их целей. Устранить Боливара, лишить его власти и авторитета – вот к чему будут стремиться эти бывшие сподвижники Освободителя. Пытаясь замаскировать свои подлинные намерения, они обвиняли Боливара в желании установить единовластие и чуть ли не провозгласить себя императором.

В действительности же идея провозглашения Боливара императором исходила из тех кругов, которые стремились избавиться от него. Они знали, что Боливара-императора будет легче устранить, чем Боливара-освободителя.

Боливар отказался слушать тех, кто соблазнял его званием императора. Он им ответил: «Мне суждено быть освободителем, это мой старый мундир. Звание освободителя для меня ценнее всего, я не думаю обесчестить себя, сменив его на трон императора»[20].

В том же году Боливар приехал в Боготу, где правил от его имени Сантандер, и приступил к исполнению своих обязанностей президента Великой Колумбии. Сантандер и его единомышленники, притворяясь друзьями Боливара, готовились произвести переворот. Боливар знал об этом, но ничего не предпринимал против заговорщиков. Он ожидал, что континентальный конгресс, заседавший в то время в Панаме, одобрит его план латиноамериканской конфедерации и тем самым нанесет удар по сепаратистским элементам.

Боливар надеялся привлечь к участию в конфедерации, кроме Великой Колумбии и Перу, Чили, Боливию, Мексику, Центральную Америку и Аргентину.

Континентальный конгресс, на котором Боливар не смог присутствовать, заседал в Панаме с 22 июня до 25 июля 1826 года. Он принял резолюцию о «вечной конфедерации» испано-американских республик, договор о взаимной защите и военную конвенцию. Однако ни одна из республик, даже Великая Колумбия, их не ратифицировала. Континентальный конгресс постановил собираться раз в два года в городе Такубайе (Мексика). Это сильно обеспокоило Боливара. Он опасался, что близость Такубайи к США позволит североамериканскому правительству влиять в выгодном для него направлении на испано-американские республики. Конгресс в Панаме, писал Боливар, уподобился древнему греку, который с берега пытался управлять плывущим в море кораблем. Континентальный конгресс не оправдал надежд Боливара. Это поняли и противники Боливара – Сантандер, Паэс и те, кто стремился от него избавиться.

Страницы: 1 2 3

История возникновения военного искусства
По данным археологии, в Передней Азии и в Египте в IV тысячелетии до н. э. оружие изготовлялись путем холодной ковки из самородной меди топоры, ножи, предметы украшения. Медь была открыта человеком ранее всех других металлов. Затем челове ...

Дом Павлова
Неприметный дом довоенного Сталинграда, которому суждено было стать одним из символов стойкости, геройства, воинского подвига – дом Павлова. До войны это был 4-этажный жилой дом работников облпотребсоюза. Он считался одним из престижных ...

Появление двуглавого орла
В древней Руси как такого гербового изображения не было. Как уже говорилось ранее, из-за отсутствия рыцарства на Руси гербы были мало распространены. У славян Поднепровья, живших в VI-VIII веках нашей эры, существовали затейливые орнамент ...