История » Ягужинский Павел Иванович

Ягужинский Павел Иванович

Ягужинский Павел Иванович!

Что знает о нем человек, скажем, не  очень интересующийся историей? Пожалуй, вспомнит, что это имя откуда-то из века восемнадцатого.

Краткие сведения о П.И.Ягужинском мы находим в Энциклопедическом словаре.

Ягужинский Павел Иванович (1683–1736), граф, русский государственный деятель и дипломат, один из ближайших помощников Петра I, генерал-прокурор Сената. Слишком коротко, не правда ли? Из справки  знакомо лишь имя Петра I и наименование должности: генерал- прокурор Сената.

Что же это за сподвижник великого преобразователя России? Какой след оставил он в истории нашей страны и оставил ли?

На эти и другие вопросы мы постараемся ответить в кратком очерке, посвященном одному из «птенцов гнезда Петрова».

О происхождении П.И.Ягужинского имеются самые противоречивые сведения. По одним данным, он пас свиней в Литве (по В.О.Ключевскому), по другим – был сыном органиста лютеранской церкви. Петр набирал нужных ему людей всюду, не разбирая звания и происхождения. И они пришли к нему с разных сторон и из всевозможных состояний. Барон Шафиров, Волынский, Татищев, Неплюев, граф Ягужинский пришли в уже редевшие ряды на место выбывших князя Б.Голицына, Лефорта, Гордона. Замеченный царем, чрезвычайно даровитый Ягужинский начинал карьеру денщиком Петра, быстро выдвинулся, участвовал во многих сражениях, в том числе и в неудачном Прутском походе 1711 г., и вскоре мы видим его при европейских дворах в качестве посла. Он выполнял различные дипломатические поручения в Вене, Копенгагене и Берлине, участвовал в переговорах со Швецией на Аландском конгрессе.

 

Выполнял он и функции надзора задолго до своего назначения генерал-прокурором. В июне 1718 г. царь, не удовлетворенный ходом устройства коллегий, поручил Ягужинскому наблюдение за организацией новых учреждений: «…для  которого побуждения приказали мы генерал-майору Ягужинскому в коллегиях часто сей наш указ напоминать, побуждать и смотреть».

Петр учредил Сенат, который облек большой властью: «… в управлении государством важнее всего хранение прав гражданских, понеже всуе законы писать, когда их не хранить, или ими играть в карты, прибирая масть к масти, чего нигде в свете нет, как у нас было, а отчасти и еще есть и зело тщатся всякие мины чинить под фортецию правды» (цит. из Указа об учреждении Сената от 2 марта 1722 года)[1].

Законотворческую деятельность Петра венчает указ о должности генерал-прокурора. В данной работе мы не ставим целью освещать становление института прокуратуры, хотя это – одна из интереснейших тем, которой, возможно, когда-нибудь придется заниматься.  

Предшественником генерал-прокурора был генерал-ревизор, следов деятельности которого (Василия Никитича Зотова) сохранилось совсем немного. Суть его обязанностей – быть «надзирателем указов». Уже в конце1718 года эта должность исчезла так же незаметно, как и появилась. Известно, что при осуществлении административных реформ правительство тщательно изучало опыт государственного строительства в странах западной Европы, переводились на русский язык уставы и регламенты.

 Нужен был особый институт, и 27 апреля 1722 года был обнародован указ о должности генерал-прокурора (наименование должностного лица заимствовано из Франции). Сохранилось шесть редакций этого знаменитого документа. В итоге была сконструирована система контроля, институт гласного надзора, во главе которого стоял генерал-прокурор Сената с его помощниками – обер-прокурорами, далее следовали прокуроры коллегий и надворных судов в губерниях. В Сенате, помимо сенатской канцелярии, генерал-прокурор руководил работой и экзекутора – должностного лица, отвечавшего за рассылку указов. Согласно указу «Должность генерал-прокурора» возникло единое руководство негласным контролем фискалов и гласным контролем прокуроров. Высокий престиж прокуратуры, ее исключительное положение в бюрократическом аппарате государства подчеркивал следующий постулат указа «Должность…»: генерал-прокурор и обер-прокуроры Сената «ничьему суду не подлежат, кроме нашего», т.е. царского. Лишь в случае измены Сенату предоставлялось право отстранить генерал-прокурора от должности и даже взять его под стражу. Прокуроры во главе с генерал-прокурором приобретали независимость от Сената и коллегий. Сохранились следы личного участия Петра в подборе прокуроров коллегий.

 Указ «Должность…» очертил круг прав и обязанностей генерал-прокурора. В чем они состояли? В последней главе указа находим: «Сей чин – яко око наше и стряпчий о делах государственных».[2] Метафора Петра предусматривала две ипостаси генерал-прокурора: он, с одной стороны, доверенное лицо царя («яко око наше»), а с другой – должностное лицо («стряпчий о делах государственных»).

Организация прокуратуры завершила процесс создания в России контролирующих органов. Совершенствование  же указа продолжалось до самой смерти Петра.

Генерал-прокурором Сената царь и назначил Павла Ивановича Ягужинского, а его помощником, обер-прокурором, – Г.Г.Скорнякова-Писарева.

Помощник генерал-прокурора и его заместитель Скорняков-Писарев выглядит бледнее. Согласия между ним и генерал-прокурором не было с самого начала вступления их в должность. Писарев, к тому же, являлся креатурой Меншикова. А между светлейшим и Ягужинским с давних времен установились натянутые, если не враждебные отношения. В дневниковой записи посла Юста Юля, относящейся к 1710 году, значится: «Милость к нему (Ягужинскому) царя так велика, что сам князь Меншиков от души ненавидит его за это».

В 1722 г. Сенат расследовал дело о злоупотреблениях Меншикова, обер-прокурор, по словам Ягужинского, «так за князя режется, и, чаю, приговоров с десять переписываю от него».

Первое присутствие генерал-прокурора в Сенате документы зарегистрировали 5 февраля 1722 года.

 Служба генерал-прокурора и обер-прокурора отличалась от службы сенаторов тем, что являться они должны были ежедневно, за исключением воскресных дней, в отличие от сенаторов, которые далеко не всегда являлись на заседания. Нередко оба прибывали на службу на час раньше приезда сенаторов и покидали Сенат спустя час после того, как все разъезжались.

Сенатские протоколы дают основание для вывода об активности Ягужинского и Писарева. Их голоса раздавались почти на каждом заседании Сената.

Каковы были формы участия в работе высшего учреждения государства? Их было несколько.

В одних случаях генерал-прокурор исполнял роль посредника между царем и Сенатом. Чаще всего, однако, Ягужинский получал царские распоряжения через кабинет-секретаря Макарова.

Из сенатских протоколов не видно, чтобы генерал-прокурор или его помощник вступали в конфликт с Сенатом, т.е. использовали право, предоставленное им главой второй указа «Должность…» на тот случай, когда Сенат будет действовать в нарушение закона.

 Генерал-прокурору не удалось приобрести независимость от Сената. Да, Ягужинский пользовался доверием Петра, но и сенаторы, а среди них были такие соратники Петра, как Меншиков, Апраксин, Головкин, Толстой, Мусин-Пушкин,  пользовались не меньшим доверием. Поэтому Ягужинский и не выступал наперекор сенаторам, стремился найти с ними общий язык, а иногда даже просил у них защиты. Так случилось, например, когда обер-фискал Нестеров, главный обличитель казнокрадов, сам был обвинен во взяточничестве и, находясь под следствием, дал отвод Ягужинскому как руководителю следственной комиссии, обвинив его в недружелюбии. Ягужинский обратился в Сенат с вопросом, как ему быть, и тот предложил ему продолжать следствие. Судя по донесениям Петру, генерал-прокурор главную свою задачу видел в том, чтобы предупредить разгул страстей сенаторов: «Я совестию своею и всеми сенаторами засвидетельствую, сколько в том верности моей и старания ни было, однако ж с превеликою трудностью при таких страстях дела в порядке содержать было можно».

В работе генерал-прокурора и его помощника известны случаи, когда они ставили перед Сенатом вопросы, требующие законодательного оформления или административного решения. Будучи в дровяном ряду в Москве, Ягужинский обратил внимание на продажу дубовых дров, а дубовый лес разрешалось использовать только в кораблестроении. Личные наблюдения генерал-прокурора стали предметом обсуждения Сената, который приговорил «таковых продавцов переловить». Случаи, когда генерал-прокурор обращался с вопросами государственной важности, встречаются крайне редко. Известно предложение, касавшееся катастрофического состояния бюджета, отсутствия в казне денег на содержание армии и флота, оставшееся, однако, без приговора. Ягужинский констатировал факт расстройства государственного хозяйства, вызванного недородами, крупными расходами на Каспийский поход, но конструктивных предложений не внес.

В соответствии с указом «Должность…» генерал-прокурор был обязан контролировать исполнение указов Сената, но следы этого рода деятельности встречаются тоже в порядке исключения.

Ознакомление с повседневной практикой работы генерал-прокурора дает основание считать, что объектом контроля являлась деятельность не столько Сената, сколько подчиненных Сенату учреждений.

Эффективность деятельности прокуратуры была невелика. В поле зрения даже такого энергичного генерал-прокурора, как Ягужинский, находились мелочи, т.е. соблюдение правил внутреннего распорядка в учреждениях. Способность «ока государева» все видеть была, таким образом, ограниченной.

 Современники, наблюдавшие Ягужинского на службе, единодушны в оценках: «Видный мужчина, с лицом неправильным, но выразительным и живым, со свободным обхождением, капризный, самолюбивый, был умен и очень деятелен; он в один день делал столько, сколько другой не успевал в неделю» Автор этих  строк – леди Рондо. Ей вторит другой современник, граф Бассевич[3]: «Ягужинский был человек чрезвычайно талантливый и ловкий». Он был незаменим на ассамблеях, ибо имел репутацию короля балов. Еще одну важную черту подметили современники: он «мысли свои выражал без лести перед самыми высшими сановниками. Порицал их смело и свободно».

Может быть, кто-то вспомнит ставший хрестоматийным исторический анекдот. Петр, слушая в Сенате дела о казнокрадстве, сильно рассердился и, ценя прямоту генерал-прокурора, сказал ему: «Напиши указ, что если кто и настолько украдет, что можно купить веревку, то будет повешен». – «Государь, – отвечал Ягужинский, – неужели вы хотите остаться императором без служителей и подданных? Мы все воруем, с тем только различием, что один больше и приметнее, чем другой».[4]  Историк не поручится, что был такой разговор между означенными в анекдоте лицами, но сам анекдот важен для выражения сознания современников о величине зла.

 Талантливый и ловкий Ягужинский имел один недостаток – он пил. Стоило ему выпить чуть больше меры, как уже ничто на свете не в силах было сдержать его запальчивости, он становился, как тогда говорили, «шумным», причем настолько, что не мог контролировать ни своих слов, ни поступков. При ясности ума и энергии Ягужинский отличался вспыльчивостью, доходившей после свидания с Ивашкой Хмельницким до бешенства.

 

31 марта 1725 года в Петербургской крепости, в Петропавловском соборе, при гробе первого императора, как обыкновенно в народе звали Петра Великого, шла всенощная. Среди службы вдруг вошел в церковь и стал подле правого клироса Ягужинский, один из птенцов Петра, тот, кого он вывел из ничтожества и сделал генерал-прокурором. Ягужинский был расстроен. В сильном волнении, при виде гроба своего благодетеля он не мог удержаться, позабыл, что стоял в церкви, и, указывая на гроб, стал говорить: «Мог бы я пожаловаться, да не услышит, что сегодня Меншиков показал обиду…».

После смерти Петра Сенат теряет свое первенствующее значение. Ягужинский  сильно хлопочет о возведении на престол Екатерины, однако не будет назначен членом верховного тайного совета.

 В 1726 году, будучи послом в Польше, он пишет герцогине курляндской, будущей императрице Анне, о делах, связанных с решением судьбы герцогства. Ловкий дипломат, преданный России, к отчаянию своему понимавший, что со стороны России нет никакого решительного действия, что он оставлен без дальнейших инструкций и должен ограничиваться одними словесными представлениями (позднее он предупредит Анну о готовящихся верховным тайным советом кондициях), в Петербурге (у гроба Петра) жаловался на личную обиду, в качестве посла в Польше – на обиду государству, на презрение государственных интересов все еще всесильным тогда Меншиковым.

Умер П.И.Ягужинский в 1736 году, по странному совпадению, прожив 53 года, как и Петр Великий, чьим доверенным лицом («яко око наше») и был первый обер-прокурор Сената.

 


[1] Цит. по кн.: Павленко Н.И. Петр Великий.

[2] Историк церкви Знаменский П.В. использует эту же цитату. Исследуя положение Синода в общем составе государственной администрации, он пишет о представителе государя в Синоде (обер-прокуроре).

[3] Министр герцога Голштинского, имевший возможность несколько лет наблюдать жизнь двора.

[4] Цит. По кн.: Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. – С. 567.

Вооружение и обмундирование.
Вооружение каждого солдата состояла из шпаги с портупеей и фузеи. Фузея – ружьё, весившее около 14 фунтов, его пуля весила 8 золотников, замок фузеи был кремневый. Нижние чины артиллерии были вооружены шпагами, пистолетами. С 1700 года об ...

История возникновения военного искусства
По данным археологии, в Передней Азии и в Египте в IV тысячелетии до н. э. оружие изготовлялись путем холодной ковки из самородной меди топоры, ножи, предметы украшения. Медь была открыта человеком ранее всех других металлов. Затем челове ...

Вывод
Ведущими отраслями хозяйства трипольцев были пахотное земледелие и скотоводство. Выращивались пшеница, ячмень, просо, бобовые, лен. Рало с применением тягловой силы крупного рогатого скота резко повысило общую культуру земледелия; возникл ...