История » Корф Модест Андреевич - исторический портрет » Биография М. А. Корфа

Биография М. А. Корфа
Страница 3

В общем, барон Н. А. Корф прав, вспоминая свою лицейскую пору добрым словом, хотя ему пришлось учиться там в период замены традиционного "колокольчика" барабанным боем и обязательной получасовой маршировки ежедневно под руководством унтер-офицеров и наблюдением инспектора лицея.

С малых лет приученный самостоятельно и ответственно работать, юноша Корф серьезно и с большею пользою трудился в лицее над своим самообразованием. На лицейской скамье он не только прочитал, но даже изучил в подлиннике "Дух законов" Монтескье, испещрив собственный экземпляр этой книги своими заметками. С восторгом была прочитана им также и "История цивилизации в Европе" Гизо. Увлекался и запрещенными в то время "Записками по всеобщей истории" профессора педагогического института Лоренца. В бытность на последнем курсе лицея у него были отобраны инспектором сочинения Фейербаха, но его отстоял профессор П. Д. Калмыков, доказавший, что книга эта "имеет ближайшее отношение к теории права и потому должна быть разрешена". Вообще, барон Корф много и серьезно читал по всем главнейшим предметам лицейского курса. У него рано образовалась страсть покупать книги на свои средства. Во все время пребывания в лицее он получал по пяти рублей в месяц на извозчиков и перчатки. Предпочитая ходить пешком и никогда не надевая перчаток, он все свои карманные деньги целиком обращал на книги, покупая последние, ради дешевизны, у букинистов. Под влиянием благотворной внутренней работы юноша скоро понял, что "наука - одна, что задача ее состоит в изучении человека и природы и что различные науки, по которым читаются лекции под разными названиями, не что иное как различные точки зрения все на того же человека и его деятельность и на природу". Целый переворот в душе юноши произвело это открытие, разом внеся осмысленность в учение, сделав его задачей и целью всей последующей жизни. Рано зародилась у барона Н. А. Корфа страсть к писательству. Еще будучи в лицее, он задумал переводить трагедию Корнеля с подлинника на немецкий язык, который, под влиянием только что прочитанных им гекзаметров "Мессиады" Клопштока, казался ему как бы специально предназначенным для "высокого стиля". В эту же пору он написал три повести, так и оставшиеся, к сожалению, в рукописях, "в качестве пожизненно заключенных,- иронизирует барон Корф в своих "Записках", - просто по той причине, что от этой неволи никто ничего не потерял и не потеряет". Очень жаль, однако, что это "пожизненное заключение" продолжается даже и после смерти автора.

Вкус к литературным занятиям развился у Н. А. Корфа под влиянием даровитого дяди его, барона Федора Федоровича Корфа, умершего в молодом возрасте, известного в литературе по его "Воспоминаниям о Персии", по остроумным фельетонам в "Русском инвалиде" и по комедиям, которые и до сих пор еще держатся на театральной сцене. ?. ?. ?орф также подметил страсть к литературным занятиям у своего племянника. Однажды, считая племянника ушедшим, он сказал своей жене: "Вот единственный человек в нашей семье, который будет писать". Ввиду уважения к литературному дарованию дяди эта аттестация привела юношу в неописуемый восторг, тем более, что отдавая дань высокому идеализму той поры и личному увлечению, он смотрел на литературное дело как на священнодействие. Не представляя себе даже возможности существования литераторов, торгующих совестью и пером, литераторов-хамелеонов, литераторов-пресмыкающихся, литераторов-доносчиков, он смотрел через розовую юношескую призму на писательство как на самую высшую ступень педагогической деятельности, в смысле просвещения и руководства всей грамотной частью населения. Педагогов же, как мы уже знаем, он высоко ценил. Он сознавал, что за время своего раннего бесприютного детства решительно всем обязан им. Кроме того, изведав гнет лично на самом себе, он возмущался несправедливым отношением общества к лицам педагогической профессии, особенно же к гувернерам и гувернанткам как людям угнетенным. Таким образом, свои юношеские симпатии к педагогической деятельности барон Корф перенес и распространил на литературную деятельность, сблизив в своем представлении два эти поприща деятельности, несомненно имеющие между собою очень много общего.

В бытность свою в младшем отделении лицея, т.е. на 16-м году жизни, барону Корфу пришлось серьезно испытать свои преподавательские силы. В лицей поступил среди учебного года сын бывшего в то время нашим генеральным консулом в Триесте графа Кассини. Отлично подготовленный по всем предметам, он ни слова, однако, не знал по-русски. На вызов директором желающих преподавать ему русский язык отозвался только барон Корф, в годичный срок настолько подвинувший Кассини в русском языке, что тот владел им так же свободно и правильно, как и природным своим итальянским. Этот успех Корф приписывает "богатым дарованиям ученика"; но нужно же, конечно, отдать должное и "дарованию" юного учителя.

Страницы: 1 2 3 4 5

Экономическая реформа
В Петровскую эпоху российская экономика, и, прежде всего промышленность совершила гигантский скачок. В то же время развитие хозяйства в первой четверти XVIII в. шло путями, намеченными предыдущим периодом. В Московском государстве XVI-XVI ...

Мемуары как источник истории русского купечества
Русская мемуарная литература является ценным источником для изучения отдельных исторических периодов, в т.ч. и купечества, т.к. авторы воспоминаний сами были из этого сословия. Купеческие мемуары, как исторический памятник, прежде всего ...

Приход Карла Великого к власти.
Пипин "умер 24 сентября 768 года в племени парисиев [apud Parisios] (то есть в Париже) от водянки, после того как закончилась девятилетняя (760-768) аквитанская война, что велась против начавшего её герцога Вайфария, оставив детей Ка ...