История » Красная Горка в Евпатории » Из воспоминаний очевидцев.

Из воспоминаний очевидцев.
Страница 1

«На третий день оккупации города немцами был издан приказ о регистрации еврейского населения, после чего евреев обязали носить на груди и на спине знаки, - шестиконечную звезду. Через небольшой промежуток времени еврейскому населению было предложено явиться с вещами в дома, расположенные по дороге к вокзалу, якобы для эвакуации. 650 человек – мужчин, женщин с грудными детьми, стариков – в этих домах продержали в течение двух дней, после чего началось их массовое истребление. Полураздетых, их заставляли грузиться в машину и увозили к противотанковому рву …»

Елену Александровну Болотину в первых числах ноября 1941 года расстреляли вместе с двумя племянниками.

Как было, потом установлено специальной государственной комиссией, в тот день расстреляли 650 человек. Елена Болотина осталась в живых чудом. Вот что она рассказала:

- 31 октября 1941 года Евпаторию оккупировали немцы. Сразу же приказали всем евреям пройти регистрацию.

Мой муж, Савелий Егорович Болотин с первых дней войны ушел на фронт, брат с женой эвакуировались, а своих маленьких детей, Аню и Симу, оставили мне. Забрав малышей, я перешла жить к родителям. Мать моя на национальности гречанка. И я полагала, что меня регистрировать не будут. Но меня зарегистрировали

Привели нас в здание, где теперь располагается 1-й корпус санатория Министерства обороны Украины. Держали нас в заперти двое суток.

Когда нас привезли машиной к противотанковому рву и приказали выйти без вещей, я поняла – будут расстреливать. Я старалась не смотреть в яму, но чувствовала, что там уже есть убитые, так как из ямы поднимался легкий пар, под ногами темнели лужи крови, валялись игрушки, бутылочка с соской и недопитым молоком.

Детей до трех лет не расстреливали. Подходил каратель в черном халате, брал ребенка за ручку, поднимал на уровень своих плеч, смазывал под носом и губы сильнодействующим ядом. Ребенка мгновенно сводили судороги, и его бросали в ров уже мертвым.

Люди были охвачены паникой, кто-то в отчаянии пытался бежать, но пуля моментально настигала жертву. Мои дети заплакали. Я прижала Симу к груди, а Аню закрыла подолом юбки. Подскочил каратель, схватил Симу за ножки. Девочка заплакала, видимо от боли. Бандит с бешенной силой рванул ребенка из моих рук, со всего размаха ударил головой о край рва … в глазах у меня потемнело, я бросилась на карателя, вцепилась ему в горло. Раздался выстрел, я почувствовала острую боль и потеряла сознание …

Пришла в себя от холода. Как выкарабкалась из страшной ямы – не помню. Тут мне послышался детский плач. Он все настойчивее в звал на помощь, и я, придя в сознание, сообразила, что жива, но ранена. С большим трудом поднялась, прошла по телам расстрелянных. Девочка замолчала, как только я подошла к ней. Ей было годика полтора-два. Она дрожала от холода, распашонка насквозь промокла от крови.

Завернула я девочку в свои волосы – они были у меня густые и длинные, поспешила дальше от города. С большим трудом дошла я до дома Марии Петровны (к сожалению фамилию ее забыла). Шесть недель Мария Петровна, семья Балабановых и Зинченко лечили меня и мою приемную дочь, скрывали от карателей. Но немцы все чаще и чаще стали появляться в нашем квартале. Чтобы не накликать беды на добрых людей, перешла я с Лилей (так назвала я девочку) к сторожихе кладбища Марии Дмитриевне Соломке. Днем она скрывала нас в склепе какого-то бывшего князя, а на ночь забирала к себе в сторожку.

Но в середине января 1942 года и на кладбище оставаться было небезопасно. Тогда добрая женщина Кира Настич помогла собрать кое-какую одежонку для меня и Лили, отправилась я по раздольненской дороге, выдавая себя за гречанку-беженку из Севастополя. Был мне в ту пору 31 год, а принимали меня за старуху и помогали чем могли …

Нельзя было без волнения слушать рассказ Елены Михайловны Конобеевой, проживающей по ул.Желябова города Евпатории.

- По национальности я гречанка, замуж вышла за русского. В первый же день муж ушел на фронт.

Однажды – это случилось 6 января 1942 года во второй половине дня – к нам в квартиру в доме № 2 по улице Эскадронной ворвались несколько немецких солдат в сопровождении переводчика и старосты и начали всех выталкивать на улицу.

Что-то крикнул офицер, его команду повторил переводчик, и колонна двинулась по симферопольской дороге. По бокам через каждые десять метров шагали немцы с автоматами. С большим трудом я переставляла опухшие ноги, рядом шли мои дети. Женя трех и Владик двух лет. Они держались за подол юбки, от этого было идти еще труднее. Но меня поддерживала Софья Иголкина.

Страницы: 1 2 3

Начало
Участие в государственном перевороте 28 июня 1762 обратило на Потёмкина внимание императрицы Екатерины II. Он сделан был камер-юнкером и получил 400 душ крестьян. Биографические факты ближайших последующих годов известны лишь в общих черт ...

Вступление.
Институтом русской литературы (Пушкинский дом) Российской академии наук в Санкт-Петербургском издательском доме «Дмитрий Буланин» в 40-м томе ПСРЛ издан выдающийся памятник украинского летописания XVII в., Густынская летопись , в которой ...

Формирование общественно-политических взглядов Уинстона Черчилля
Уинстон Леонард Спенсер Черчилль происходил из знаменитой семьи герцогов Мальборо. Первый герцог Мальборо не оставил прямого наследника по мужской линии, и его титул ивладения специальным актом парламента были переданы его дочери, а потом ...