История » Революция и судьба Романовых » Появление Юровского. Осуществление его заговора

Появление Юровского. Осуществление его заговора
Страница 2

«Я приказал пленникам встать», – писал Юровский. Императрица поднялась, «в глазах у нее блеснул гнев», как вспоминал Кудрин. Когда все было готово, Юровский повернулся к Николаю, который пристально смотрел на него.

– Николай Александрович, ваши родственники старались вас спасти, но этого им не пришлось, – громко объявил он. – И мы принуждены вас сами расстрелять.

– О Боже! – воскликнул Николай. – Боже мой! Что-что?

Он обернулся лицом к своей семье, и в комнате раздались крики: «О Боже! Нет!» Казалось, никто не понимал, что же здесь происходит.

– Значит, мы никуда не едем? – спросил Боткин.

Николай, по свидетельству Никулина, «даже не мог понять, что происходит». Он повернулся к Юровскому и сказал:

– Я вас не понял. Прочтите еще раз.

Юровский взволнованным голосом опять прочел скомканный листок бумаги, который он сжимал в руке. Теперь остальные все поняли; императрица и Ольга Александровна начали креститься, а Николай словно оцепенел. Он опять поглядел на Юровского и повторил:

– Что-что?

– А вот что! – ответил Юровский, вытаскивая пистолет.

Его палец нащупал спусковой крючок; оглушительно грянул выстрел, и первая пуля попала Николаю в грудь. «Он вдруг пошатнулся», –вспоминал Андрей Стрекотин. А через мгновение защитная рубаха императора покрылась кровью; все десятеро убийц в упор расстреляли своего бывшего государя.

Все стрелявшие целились в Николая, вопреки приказу Юровского, распорядившегося, чтобы каждый стрелял в свою заранее намеченную жертву.

Крики женщин и стоны умирающих перекрывали треск выстрелов. Стрелявшие стояли у двойных дверей настолько тесно, что некоторые из них были ранены во время этой беспорядочной стрельбы.

Крики, пронзительный визг и звуки неистовой пальбы – все смешалось в ужасающую какофонию смерти. «Никто ничего не слышал»,– вспоминал Юровский. Пули, проносившиеся по комнате, еще более усиливали всеобщую панику, и члены расстрельной команды продолжали пальбу, стреляя наугад в облака густой пыли дыма.

Пули, миновавшие Николая, поразили доктора Боткина, Харитонова и Труппа. Боткин, стоявший ближе всех к императору, получил две пули в область живота.

В дальний угол комнаты, как писал Стрекотин, было сделано несколько выстрелов. Стоявшие там женщины сперва замерли, оцепенев от ужаса, а затем, когда в комнате засвистели пули, бросились в юго-восточный угол, умоляя о помощи. Но помощь так и не пришла. Ермаков повернулся от Николая и поглядел на Александру, стоявшую всего в двух метрах от него. Подняв свой «маузер», палач прицелился, а императрица отвернулась и стала осенять себя крестным знамением. Не успела она перекреститься, как Ермаков, вспоминал Андрей Стрекотин, спустил курок. Пуля угодила Александре в левую сторону головы. Ударная сила отбросила императрицу назад, и она навзничь упала на пол. Сверху, сквозь массивную решетку, закрывавшую окно, за этой ужасной сценой наблюдал Константин Дерябин.

В глубине комнаты царевна Мария, отделившись от своих сестер, «начала стучать в запертую дверь кладовой», неистово барабаня в нее своими слабыми кулачками. Услышав ее крики, Ермаков, стоявший в центре комнаты, сделал шаг в ее сторону. Патроны в его «маузере» кончились, и он, выхватив из-за ремня второй пистолет, выстрелил сквозь облако дыма, повисшее в комнате. Его пуля попала царевне в бедро, и она, вспоминал Кудрин, как подкошенная упала на пол.

В центре комнаты на своем стуле сидел царевич Алексей, насмерть перепуганный, как вспоминал Юровский. Его пепельное лицо, писал Нетребин, было густо забрызгано кровью его отца. Никулин, вспоминает Юровский, дрожащей рукой поднял «браунинг» и, подойдя вплотную к тринадцатилетнему царевичу, в упор выстрелил в него один за другим пять раз, пока в пистолете не осталось патронов: палач расстрелял всю обойму. Юровский также несколько раз выстрелил из своего «маузера» в царевича, и тот медленно соскользнул со стула и опустился на пол. Павел Медведев, тоже вернувшийся в комнату, увидел, что царевич Алексей лежал на полу, «стонущий, но живой». Юровский, в «маузере» которого кончились патроны, позвал Ермакова, который к тому времени вернулся в центр комнаты и вытащил из-за ремня восьмидюймовый трехгранный штык, перешагивая через руки и ноги жертв. Опустившись на пол, убийца занес свой клинок, блеснувший в неверном свете, и несколько раз ударил им беспомощного мальчика. После каждого удара он поднимал клинок, с которого стекала дымящаяся кровь, капавшая на недавно еще желтоватый деревянный пол. «Все было напрасно, – писал Юровский. – Весь израненный, он все еще был жив». Никто из убийц не знал, что под курточкой царевич носил рубашку, в которую было зашито множество драгоценностей; они-то и защитили его туловище и от пуль, и от штыковых ударов Ермакова. Наконец, не в силах более выносить это зрелище, Юровский выхватил из-за пояса свой второй пистолет и дважды выстрелил в мальчика.

Страницы: 1 2 3

Роль в современном мире
В современном мире Ахмед Яссауи остается великим деятелем истории. В наше время возводятся памятники в его честь и называются улицы. Мудрость Ходжи Ахмеда направляет мусульманскую молодежь на истинный путь, уча их доброте и терпимости. Со ...

Начало
Участие в государственном перевороте 28 июня 1762 обратило на Потёмкина внимание императрицы Екатерины II. Он сделан был камер-юнкером и получил 400 душ крестьян. Биографические факты ближайших последующих годов известны лишь в общих черт ...

Путешествие в царство мертвых
История этого правления началась в августе 1279 года до нашей эры. Расписные корабли, выйдя из гавани стольного Мемфиса, заскользили вверх по Нилу. Берег усеян мужчинами, женщинами и детьми, земледельцами, воинами и жрецами. Они погружены ...