История » О Цицероне

О Цицероне
Страница 3

Если бы Цицерон и в самом деле страстно желал скрыться от преследований, ничто не могло бы предотвратить его бегства. Дело было не в удаче и не в способе, отсутствовала воля. Он всегда плохо переносил плавание, а тут еще усилился встречный ветер, штормило. Цицерон настоял на высадке у Церциума на небольшом расстоянии от побережья; и здесь он задумался явно в нерешительности не просто о том, что ему делать, но и том, чего он хочет. Если бы ему понадобилось писать трактат или произнести речь на эту тему, он не задумываясь сделал бы это; однако, когда речь шла о столкновении с действительностью, он не мог решиться. Надо ли ему плыть к Марку Бруту в Македонию? Или к Кассию в Сирию? Или к Сексту Помпею на Сицилию? Все это слишком хлопотно. Он, наверное, подумал, что легче всего умереть.

Цицерон продолжил путь в Кайету, где еще раз сошел на берег, чтобы побывать в своем формианском имении. Вследствие своей необоримой привычки к эпиграммам Цицерон говорил, что ему следует умереть на земле, которую он столько раз спасал. Слуги видели, что он устал и утратил надежду, но он, несомненно, бывал таким и прежде, и они посадили его в паланкин и направились к кораблю, который стоял в Кайетанской гавани. Едва Цицерон в сопровождении слуг покинул пределы своего имения, как появился отряд, которым командовал Попилий Лаена, разыскивавший Цицерона.

Попилий Лаена был из породы людей, которые в истории прославились тем, что принадлежали к племени Иуды. Цицерон однажды защищал его в суде и спас от обвинений в смерти отца; и этот человек теперь поставил себе целью погубить Цицерона.

Рабы, сопровождавшие Цицерона, опустили носилки и приготовились сражаться. Цицерон видел рвение своих слуг и понимал, что его невозможно спасти без кровопролития, а он больше не ценил столь дорого свою жизнь. Выйдя из носилок Цицерон дал себя убить. Убийца, наверное, был не очень опытным, или он нервничал, или слишком возбудился, или его смущало окружение – во всяком случае, ему пришлось ударить мечом три раза, прежде чем упала голова. По приказанию Антония руки Цицерона были отрезаны (за написание «Филиппик», особенно «Второй филиппики»), и с этими дарами Попилий Лаена возвратился в Рим.

Голова Цицерона была выставлена на рострах вместе с обеими руками. Жена Антония – Фульвия пронзила язык мертвой головы Цицерона булавкой.

После того как с Цицероном было покончено Марк Антоний заявил, что проскрипциям конец, поскольку они ему больше не нужны. И действительно, в основном проскрипции были нацелены на Марка Тулия Цицерона. Гонения на остальных лиц, занесенных в проскрипционные списки, вскоре были прекращены.

Марк Туллий Цицерон был доктринером, то есть человеком, чей идеал политического правления целиком основывался на прежнем опыте других людей древности и чей литературный критицизм имел те же корни. В трудах Цицерона нет и намека на то, что он когда-либо соприкасался с истинными нуждами повседневности или, что он когда-либо предполагал, что с нуждами его современников следует считаться. Цицерона интересовали идеи, а не людские нужды. В этом он был противоположностью Юлия Цезаря и Октавиана Августа.

В отличие от Цицерона Юлий руководствовался прежде всего насущными требованиями дня и прислушивался к нуждам простых людей. Юлий жил в мире людей, а не в мире идей.

Цицерон последовательно основывал свою политику на верховенстве древних и устарелых представлений о политическом руководстве; он был хорошим гражданином давно умершего государства, в то время как Юлий прорубал тропу сквозь джунгли человеческих нужд и чаяний, которые он, может быть, и не понимал, но к голосу которых прислушивался.

Отсюда и создание в последнее время жизни Цезаря – инстинктивно – тех форм государственного правления, которые подходили бы великому государству. Не было другого пути создать их. Цезарь следовал тенденции настоятельной необходимости в том направлении, какое считал верным. Вот здесь и пролегает вечное различие между интеллектуалами и доктринерами, которые опираются на удобные теории, и практическими политиками, которые следуют зову человечества в целом.

(В политике, как и на войне, Юлий поступал, руководствуясь характерной смесью проницательности и в еще большей степени риском.)

Страницы: 1 2 3 

Внешняя политика Франции в 80-х гг.
Усиление атлантической ориентации не принесло французской Дипломатии успехов. В «семерке» Франция находилась во втором эшелоне, уступая политическому и экономическому весу США, Японии и Германии. Сближаясь с НАТО, Франция теряла свободу м ...

Кавказ, его история и специфика
Кавказ — это особый мир множества этносов, конфессий, социумов, культурно-лингвистических групп и иных социальных общностей, которые при всех своих отличиях друг от друга, иногда весьма резких, образуют все же своеобразное единство. Это е ...

Московское купечество XVIII-XIX вв.
Еще в годы царствования царя Алексея Михайловича Романова, шведский дипломат Иоганн Филипп Кильбургер, побывав в Москве, писал в своей книге «Краткое известие о русской торговле, каким образом оная производилась чрез всю Руссию в 1674 год ...