История » Российская этнополитика XVIII—XIX в. - последствия вестернизации

Российская этнополитика XVIII—XIX в. - последствия вестернизации
Страница 9

Впрочем, в одной области актуальность имперской традиции для первой половины XIX в обнаруживается достаточно явно — речь идет о российской внешней политике. С одной стороны, общим ее знаменателем и для александровского, и для николаевского царствования является стремление участвовать в «европейском концерте» в роли одной из великих держав — тем знаменательнее эпизоды, выходящие за пределы этой программы Так, само отсутствие сколько-нибудь внятного обоснования необходимости экспансии в казахские степи, за исключением «цивилизаторских» соображений, а равно отсутствие выгод, из этой экспансии извлеченных, доказывают сохранение ценностно-рациональной имперской потребности в неограниченном расширении

Еще более четко имперская логика проявилась в предыстории Крымской войны, где «спор о покровительстве над святыми местами вовсе не был лишь эвфемизмом, призванным скрыть какие-то другие, более низменные причины». Безусловно, рационально понятые государственные интересы сыграли значительную роль в ее возникновении, однако само столкновение интересов России и других держав на Ближнем Востоке стало возможно благодаря тому, что «данный геостратегический вектор имел для русской политики особое идеальное наполнение», связанное с имперским наследием. Попытки погасить обостренное переживание ближневосточной ситуации предпринимались еще при Александре I — граф В.П. Кочубей в адресованной императору записке указывал, что «Россия в пространстве своем не имеет уже нужды в расширении», то есть ставил под сомнение необходимость исполнения одной из основных функций империи. Но именно благодаря идеальному аспекту проблемы это направление имперской политики не поддавалось рациональной регуляции, и «ход вещей направлялся, однако, не так, как предполагали официальные круги. В этом отношении следует отметить могущественный рычаг, который на пространстве веков действует сильней всяких правительственных теорий и невольно склоняет само правительство идти ему на уступки Это есть единоверие и единоплеменность с нами народов, находящихся под турецким игом» (и на этом основании входящих в зону имперской ответственности)

Однако в результате той же самой Крымской войны ясно обозначилось, что российская модернизация обладала своей собственной логикой, не позволившей ограничить ее, как стремилось правительство до сих пор, рационализацией системы государственного управления и подготовкой соответствующего потребностям этой системы персонала. Крымская война послужила толчком для перехода к широкомасштабной модернизации практически всех сфер социального взаимодействия, затронувшей, в том числе и этнополитику. Вступив в стадию системной модернизации, Российская империя столкнулась с объективной неизбежностью и радикальных структурных преобразований, и не менее радикальной модификации политической культуры. И именно это обстоятельство заставляет видеть в этой эпохе признаки типологического сходства с современной ситуацией. Такими признаками являются:

1 Запуск модернизационных процессов в связи с невозможностью обеспечить достаточный уровень военно-политической конкурентоспособности по отношению к Западу и их первоначальное восприятие как средства достижения этой конкурентоспособности.

2 Наличие ментальных предпосылок системной модернизации в виде в значительной степени вестер-низованной интеллектуальной, а отчасти — и политической элиты

3 Стремительный переход от социально-экономических преобразований к модификации социально-политических структур.

4 Быстро обозначившаяся неспособность власти, инициировавшей реформы, удержать под контролем их последствия.

5 Вхождение реформаторской власти в острый конфликт со стремительно радикализующимся общественным мнением.

6 Возникновение новых напряжений в этнополитической структуре, порожденных политикой центра, переменами в позиции локальных элит и формированием оппозиционных массовых движений.

Разумеется, по ряду параметров картина событий того времени существенно отличается от современной, в частности, по иному сценарию развивались именно этнополитические процессы. Однако наличие целого ряда совпадений позволяет квалифицировать модернизации второй половины XIX в и конца XX в. как попытки решения в целом однотипных проблем, возникающих в имперских системах. Таким образом, становится необходим более детальный анализ геополитических последствий модернизации, развернувшейся в царствования Александра II и Александра III. Этот анализ позволит, с одной стороны вычленить фундаментальные закономерности, управляющие модернизацией имперских структур в подобных условиях; с другой стороны, более рельефно обрисуются и значимые различия между этими поворотными эпохами в истории российской государственности.

Страницы: 4 5 6 7 8 9 

Вступление
Известный русский государственный деятель Михаил Михайлович Сперанский[1], вошедший в историю как составитель 45-томного Полного собрания законов Российской империи и 15-томного Свода законов Российской империи, однажды сказал:- "За ...

Болгария под властью Византии
Начиная с 1018 г., Византия предпринимала меры по укреплению своей власти в завоеванных болгарских землях. Для лучшего контроля Болгария была разделена на три части (капетаната): Западную, Северо-Восточную, Юго-Западную. Верхушка болгарск ...

XVI—XVII века
При Иване Третьем была введена система воинского набора на временную службу. Из городского населения формировались отряды пищальников; из сельского — вспомогательные пехотные отряды — посошная рать. Дворянская конница была снабжена ручниц ...