История » Российская этнополитика XVIII—XIX в. - последствия вестернизации

Российская этнополитика XVIII—XIX в. - последствия вестернизации
Страница 9

Впрочем, в одной области актуальность имперской традиции для первой половины XIX в обнаруживается достаточно явно — речь идет о российской внешней политике. С одной стороны, общим ее знаменателем и для александровского, и для николаевского царствования является стремление участвовать в «европейском концерте» в роли одной из великих держав — тем знаменательнее эпизоды, выходящие за пределы этой программы Так, само отсутствие сколько-нибудь внятного обоснования необходимости экспансии в казахские степи, за исключением «цивилизаторских» соображений, а равно отсутствие выгод, из этой экспансии извлеченных, доказывают сохранение ценностно-рациональной имперской потребности в неограниченном расширении

Еще более четко имперская логика проявилась в предыстории Крымской войны, где «спор о покровительстве над святыми местами вовсе не был лишь эвфемизмом, призванным скрыть какие-то другие, более низменные причины». Безусловно, рационально понятые государственные интересы сыграли значительную роль в ее возникновении, однако само столкновение интересов России и других держав на Ближнем Востоке стало возможно благодаря тому, что «данный геостратегический вектор имел для русской политики особое идеальное наполнение», связанное с имперским наследием. Попытки погасить обостренное переживание ближневосточной ситуации предпринимались еще при Александре I — граф В.П. Кочубей в адресованной императору записке указывал, что «Россия в пространстве своем не имеет уже нужды в расширении», то есть ставил под сомнение необходимость исполнения одной из основных функций империи. Но именно благодаря идеальному аспекту проблемы это направление имперской политики не поддавалось рациональной регуляции, и «ход вещей направлялся, однако, не так, как предполагали официальные круги. В этом отношении следует отметить могущественный рычаг, который на пространстве веков действует сильней всяких правительственных теорий и невольно склоняет само правительство идти ему на уступки Это есть единоверие и единоплеменность с нами народов, находящихся под турецким игом» (и на этом основании входящих в зону имперской ответственности)

Однако в результате той же самой Крымской войны ясно обозначилось, что российская модернизация обладала своей собственной логикой, не позволившей ограничить ее, как стремилось правительство до сих пор, рационализацией системы государственного управления и подготовкой соответствующего потребностям этой системы персонала. Крымская война послужила толчком для перехода к широкомасштабной модернизации практически всех сфер социального взаимодействия, затронувшей, в том числе и этнополитику. Вступив в стадию системной модернизации, Российская империя столкнулась с объективной неизбежностью и радикальных структурных преобразований, и не менее радикальной модификации политической культуры. И именно это обстоятельство заставляет видеть в этой эпохе признаки типологического сходства с современной ситуацией. Такими признаками являются:

1 Запуск модернизационных процессов в связи с невозможностью обеспечить достаточный уровень военно-политической конкурентоспособности по отношению к Западу и их первоначальное восприятие как средства достижения этой конкурентоспособности.

2 Наличие ментальных предпосылок системной модернизации в виде в значительной степени вестер-низованной интеллектуальной, а отчасти — и политической элиты

3 Стремительный переход от социально-экономических преобразований к модификации социально-политических структур.

4 Быстро обозначившаяся неспособность власти, инициировавшей реформы, удержать под контролем их последствия.

5 Вхождение реформаторской власти в острый конфликт со стремительно радикализующимся общественным мнением.

6 Возникновение новых напряжений в этнополитической структуре, порожденных политикой центра, переменами в позиции локальных элит и формированием оппозиционных массовых движений.

Разумеется, по ряду параметров картина событий того времени существенно отличается от современной, в частности, по иному сценарию развивались именно этнополитические процессы. Однако наличие целого ряда совпадений позволяет квалифицировать модернизации второй половины XIX в и конца XX в. как попытки решения в целом однотипных проблем, возникающих в имперских системах. Таким образом, становится необходим более детальный анализ геополитических последствий модернизации, развернувшейся в царствования Александра II и Александра III. Этот анализ позволит, с одной стороны вычленить фундаментальные закономерности, управляющие модернизацией имперских структур в подобных условиях; с другой стороны, более рельефно обрисуются и значимые различия между этими поворотными эпохами в истории российской государственности.

Страницы: 4 5 6 7 8 9 

Национально-демографическая ситуация в Казахстане
К концу 80-х г. число уезжающих из Казахстана начало превышать число прибывающих. Так, в 1989 г. отрицательное сальдо миграции составило 46, 8 тыс. человек. Это сразу же сказалось на изменении национального состава - вследствие высокой ро ...

Введение.
Основные источники по истории времени Карла Великого - многочисленные капитулярии самого Карла и его биография, написанная Эйнхардом, но тем не менее не являющаяся достоверной, так как "Эйнхард мог широко заимствовать из жизнеописани ...

Феномен Зейгарник
Один из известных феноменов, ныне описанный во всех психологических словарях и учебниках, был открыт в 20-е годы Б.В. Зейгарник и назван ее именем. Интересно, однако, не только само открытие, но и то, как оно было сделано. В те годы Зейг ...